Мексика: неолиберальная модель реформирования.

   В начале нынешнего десятилетия возникло впечатление, что

Мексика, наконец, выбралась из полосы потрясений 80-х годов

("потерянного для развития десятилетия"), и ее экономика пошла

в гору. ВВП страны в 1991-1993 гг. увеличился на 7.2%, между

тем как за десять предшествующих лет он вырос только на 17.9%.

Неуклонно понижался уровень инфляции. Если в 1987 г. она

достигала 159%, то в 1994 г. - чуть больше 7%. Рост

производства в сельскохозяйственном секторе составлял 2%, в

промышленности - 4.1, в сфере услуг - 3.6, в строительстве -

6.4%. В первые за многие годы с положительным сальдо был

сведен государственный бюджет.

   Не без оснований эти успехи связывались с именем президента

Салинаса де Гортари (1988-1994 гг.), убежденного сторонника

неолиберализма, приверженца модели открытой рыночной

экономики. Отправной точкой реализации идей неолиберализма

считается 1985 г., когда произошел "внезапный и нещадящий", по

выражению известного мексиканского экономиста Серхио де ля

Пенья, слом традиционной системы защиты внутреннего рынка и

национального производства - протекционизма.

   Демонтаж прежней экономической системы пошел и по другой

линии - разгосударствления и приватизации экономики. В начале

1985 г. была объявлена программа реорганизации госсектора,

объектом которой на первых порах стали убыточные и

малорентабельные предприятия, имевшие просроченную внешнюю

задолженность. В результате этой реорганизации число

предприятий с участием государственного капитала уже к началу

1987 г. сократилось более чем вдвое с 1155 до 530. Это были

предприятия промышленности (186), сельского и лесного

хозяйства, транспорта и связи, сферы обслуживания туристов и др.

   При администрации К. Салинаса де Гортари реформирование

мексиканской экономики по неолиберальной схеме еще более

ускорилось и приобрело качественно новые черты. Это выразилось

не только в дальнейшей либерализации внешней торговли, отходе

от традиционного протекционизма и государственного

патернализма, но и в необычном по масштабам Латинской Америки

размахе разгосударствления и приватизации. В программу

приватизации были включены крупнейшие предприятия горнорудной

промышленности (например, компания "Минера де Кананеа"-

основное предприятие по добыче меди в стране и пятое в мире),

черной металлургии, авиационного транспорта, связи и, наконец,

крупнейшие банки. В аукционах по продаже государственных

активов стали принимать широкое участие не только национальные

финансово-промышленные группы, но и иностранные компании и

банки.

   Пик приватизации пришелся на 1990-1992 гг. Выручка от

продажи активов госсектора составила в 1990 г. 3.2 млрд. долл.

(что было эквивалентно 1.6% ВВП и 5.3% всех бюджетных

поступлений), в 1991 г. - 10.6 млрд. (5.1 и 17%

соответственно), в 1992 г. - 7 млрд. долл. (3.1 и 10.3%). О

масштабах этого процесса в Мексике говорит следующее

сравнение. Шесть крупнейших стран Латинской Америки -

Аргентина, Бразилия, Венесуэла, Колумбия, Мексика и Перу - в

указанные годы получили от приватизации в общей сложности 40

млрд. долл. Из них 22 млрд., или более половины, пришлось на

Мексику.

   Столь крупные поступления сыграли немаловажную роль в

дальнейшей стабилизации валютно-финансового положения страны.

Крупномасштабная приватизация вместе с тем способствовала

развитию фондового рынка Мексики. Широкое распространение в

ходе распродажи активов госсектора получили сделки своп -

обмен долговых обязательств на акции приватизируемых

предприятий. Важным фактором развития местного фондового рынка

в 90-е годы стал также выпуск государственных ценных бумаг, в

особенности краткосрочных и среднесрочных повышенной

доходности ("сетес", тесобонос", "ахустабонос" и др.), весьма

привлекательных для иностранных вкладчиков капитала.

   Политика финансовой стабилизации и ускорившихся структурных

преобразований стимулировала приток в страну и прямых, и

портфельных инвестиций. При этом особое значение для развития

производства имели прямые частные капиталовложения. По их

объему в первой половине 90-х годов Мексика оказалась на

первом месте в Латинской Америке. Так, в 1991-1993 гг. в

страну поступало в среднем за год 4.5 млрд. долл., 40% всей

суммы инвестиций, приходившейся на страны Латинской Америки в

этот период. В 1994-1995 гг. этот показатель по Мексике возрос

до более 10 млрд., и ее доля в региональном объеме прямых

иностранных инвестиций поднялась до 42%.

   В период президенства К. Салинаса де Гортари произошло еще

одно примечательное событие. Сторонники развернутых в стране

неолиберальных реформ ставили ему в заслугу присоединение

Мексики в 1994 г. к Договору о североамериканской зоне

свободной торговли (НАФТА) с участием США и Канады. Этот

многострадальный документ, подготовка которого длилась

около трех лет, предусматривает постепенную ликвидацию

таможенных и других ограничений на пути свободного обмена

товарами, капиталами и услугами между тремя государствами.

   Складывалось впечатление, что "салиностройка" (так иногда

стали именовать реформаторскую деятельность К. Салинаса де

Гортари по аналогии с перестройкой в бывшем СССР) вывела,

наконец, страну из полосы затяжного кризиса и реанимировала

национальную экономику. И действительно, макроэкономические

показатели в последнем году пребывания у власти де Гортари

заметно улучшились по сравнению с 80-ми годами. В 1994 г. ВВП

Мексики возрос на 4.6 против 1.2% в 1988 г. Уровень инфляции

понизился до 7 против 52%. Оживилась инвестиционная

деятельность в стране, повысился уровень оплаты труда (в

среднем в реальном исчислении на 29% против 1990 г.).

   Но несмотря на эти успехи, социально-политическая

обстановка в стране в 1994 г. резко обострилась. Кампания по

выборам нового главы государства обернулась вспышкой

политического насилия (дело дошло до убийства кандидата в

президенты от правящей Институционно-революционной партии

Луиса Дональдо Колосио). На юге страны произошло восстание

индейцев, вскрывшее их бедственное положение. Активизировались

противники неолиберальных реформ и участия Мексики в

североамериканском экономическом сообществе НАФТА. Все эти

события вызвали панические настроения в среде вкладчиков

капитала, особенно иностранных. Год президентских выборов

завершился сильнейшим банковским кризисом, массированной

утечкой капитала, истощением валютных резервов, начавшимся

спадом производства, который уже в следующем 1995 г. вылился в

кризис всей национальной экономики. На 6.6% снизились темпы

экономического роста, с 7 до 52% подскочила инфляция, возросла

безработица и понизился уровень- оплаты труда.

   Такой оборот событий, поставивший под сомнение

эффективность проведенных в стране неолиберальных рыночных

преобразований и ее участие на правах "равноправного партнера"

в только что созданной зоне свободной торговли, заставили

правящие круги США вновь принять экстренные меры. Уже в

феврале 1995 г. в Вашингтоне стороны подписали пакет

документов, касающихся предоставления Мексике кредита в 20

млрд. долл. из фонда денежной стабилизации США. Его получение

было обусловлено рядом жестких требований, включая сокращение

расходной части бюджета, проведение рестриктивной

денежно-кредитной политики и продолжение программ приватизации

в целях получения от нее дополнительно 13-14 млрд. долл.

   Но это была лишь часть внешней финансовой поддержки

Мексики, которая в целом составила беспрецедентную сумму -

свыше 50 млрд. долл. Помимо США в программу кредитной помощи

включились центральные банки Европы и Японии (10 млрд. долл.),

МВФ (18 млрд.), а также зарубежные коммерческие банки (3

млрд.). В столь "щедром" кредитовании проявились опасения

мирового финансового сообщества и транснациональных банков,

что новый мексиканский кризис в случае его разрастания может,

как это было в начале 80-х годов, захлестнуть и другие страны.

   Опираясь на внушительную поддержку извне и приведя в

действие уже апробированный раньше механизм макроэкономической

стабилизации (рестриктивные меры в области фискальной,

денежно-кредитной политики, 50% девальвация национальной

денежной единицы, повышение тарифов на услуги некоторых

государственных предприятий, снижение уровня реальной

заработной платы и т.д.), новое правительство президента

Эрнесто Седилья сумело переломить ситуацию.

   Уже в 1996 г. экономический рост составил 5.2%, а в

следующем году - 7%. Понизился уровень инфляции - до 18% в

1997 г. Возобновился прилив иностранных инвестиций в страну и,

в частности, прямых капиталовложений (12 млрд. долл. в 1997 г.

- наивысший уровень за все предыдущие годы). Активизировалась

деятельность фондового рынка. Так, если в кризисном 1995 г.

объем операций на этом рынке упал до низшей отметки 152

пунктов (против 357 в 1993 г.), то в 1997 г. этот показатель

возрос до 247 (1990 г. = 100). Значительно возросшие доходы от

экспорта, с одной стороны, и возобновившийся интенсивный

приток финансовых ресурсов из-за рубежа -с другой, позволили

Мексике уже к концу 1996 г. увеличить свои валютные резервы до

17.5 млрд. долл.

   Локомотивом экономического роста стала обрабатывающая

промышленность и в особенности такой ее специфический сектор,

как "макиладорас". Он возник еще в середине 60-х годов и был

первоначально представлен сборочными предприятиями первого

поколения (трудоемкое производство при низкой технической

оснащенности). С тех пор появилось поколение "макиладорас",

специализирующихся на выпуске технологически гораздо более

сложных видов продукции (автомобили, электробытовая техника,

электронная аппаратура и др.). Наряду с североамериканскими

инвестициями, издавна занимающими здесь доминирующие позиции,

в 90-е годы расширил сферу деятельности в зоне "макиладорас" -

северных штатах Мексики, граничащих с США, японский капитал,

представленный своими крупнейшими компаниями.

   В первой половине 1997 г. количество "макиладорас" в

приграничной с США зоне увеличилось еще на 283 и достигло 3

650. Персонал этих предприятий превышал 920 тыс. человек. В

июне 1997 г. экспортная продукция "макиладорас" составила 758

млн. долл., на 42% превысив показатель предшествующего года.

   В ВВП Мексики доля обрабатывающей промышленности составляет

около 24%. По динамизму развития она превосходит прочие сферы

материального производства. В 1997 г. прирост производства в

этой отрасли составил около 9%, а в секторе "макиладорас" -

около 15%, между тем как в добывающей (горнорудной)

промышленности уровень производства не превысил 5%. Неуклонно

возрастает роль обрабатывающей промышленности в мексиканском

экспорте. Яркий пример - автомобилестроение. Так, в первой

половине 1997 г. в стране было произведено 637 тыс.

автомобилей, из которых 478 тыс. предназначалось для продажи

на внешних рынках.

   По темпам развития экспортного производства Мексика

значительно опережает другие латиноамериканские страны. Так, в

1997 г. ее экспорт в стоимостном выражении увеличился более

чем в 2.7 раза по сравнению с 1990 г., между тем как по

региону в целом - примерно в 2 раза. До 85% мексиканского

экспорта ныне приходится на разнообразные товары

обрабатывающей промышленности, оттесняющие по значению нефть и

нефтепродукты и товары сельскохозяйственного экспорта. Что

касается мексиканского импорта, то в нем увеличивается доля

инвестиционных товаров (машин и оборудования) и так называемой

"промежуточной продукции" (полуфабрикатов, компонентов для

сборки, специфических видов сырья и материалов). На эти статьи

приходится теперь 78% всего импорта.

   Несмотря на декларативные заявления официальных кругов

Мексики о намерении всемирно развивать связи с "братскими

латиноамериканскими странами", а также с Европейским союзом

(ЕС), фактически развитие торгово-экономических связей

происходит в другом направлении - в сторону североамериканской

зоны свободной торговли. Ее доля в мексиканском экспорте в

1997 г. повысилась до 87% и в импорте - до 76%.

   Утратила былое значение в экспорте нефтяная промышленность:

ее доля в последние годы понизилась до 12%. На положение дел в

отрасли существенное влияние оказывает неустойчивая конъюктура

мирового рынка нефти. В 1997 г. экспорт сырой нефти из Мексики

увеличился более чем на 10%, а в стоимостном выражении -

только на 5%. Причина - понижение цены на 5%, до 16.8 долл. за

баррель. Между тем нефтяная промышленность, находящаяся под

контролем государственной компании "Пемекс", продолжает

развиваться. Разработана также программа развития

нефтехимической промышленности на 1997-2000 гг.

предусматривающая модернизацию и интегрирование предприятий

этой сферы с целью более широкого выхода на внешние рынки.

   На фоне наметившегося промышленного подъема

(подталкивающего процессы урбанизации и миграционные потоки

сельского населения в города) отчетливее стало проявляться

отставание сельского хозяйства. Темпы роста производства в

этой отрасли оказались ниже прироста населения. Если в 70-е

годы производство сельхозпродукции на душу населения ежегодно

возрастало более чем на 3%, то в 1981-1992 гг. оно снизилось

на 18.5%. Доля импорта в потреблении населения подскочила с 5%

в 70-е годы до 25-30% в начале 90-х годов. Все это заставило

правящие круги Мексики заняться структурной перестройкой

аграрного сектора.

   Принятый в начале 1995 г. новый аграрный закон нацелен на

реорганизацию традиционной эхидальной (общинной) системы -

наиболее отсталого и инертного уклада в сельском хозяйстве.

Эхидо получили статус юридического лица, их членам

предоставлено право самостоятельно решать судьбу своих

коллективных хозяйств. По новому закону, общинные земли, как и

индивидуальные земельные наделы крестьян-общинников, по

существу, становятся объектом купли-продажи, разрешается

создание разного рода ассоциаций производственного,

обслуживающего и кредитного типа.

   Таблица.

   ОСНОВНЫЕ  ЭКОНОМИЧЕСКИЕ   ПОКАЗАТЕЛИ.

                                        1991г. 1992г. 1993г. 1994г.  1995г.  1996г.  1997 г.1998 г.

ВВП  (в сопоставимых ценах)  1)          4.0    0.7     2.2    4.6    2.4     1.5     3.8   4.3

Объем  промышленного  производства  1)    -      -       -     7.0    3.4     5.9     5.4   6.0

Инфляция  (по динамике розничных цен) 1) 5.6    1.5     1.8    0.2    2.1     1.6     1.8   1.1

Дефицит  государственного бюджета,      -6.6   -7.4    -7.3   -5.3   -4.1    -1.8     0.4   1.0

%ВВП

Объем  экспорта товаров  1)              0.2    8.4    12.7   14.3   11.9     4.5     8.0   7.5

Объем  импорта товаров  1)               1.7    8.5    11.6   13.2    9.6     5.6    16.4   8.1

Сальдо платежного баланса по текущим   -22.2  -20.8   -21.7  -14.7   -5.4     2.8    -6.7   -5.1

операциям (млрд. долл.)

   1) Темы прироста, % к уровню предыдущего года.

   В решении проблем реструктуризации и модернизации аграрного

сектора активную роль играет государство. Так, в целях

повышения рентабельности сельскохозяйственного производства

осуществляется реструктуризация долгов сельских производителей

и облегчение доступа к новым кредитам, помощь в создании

промышленных предприятий в сельской местности и в организации

сбыта сельскохозяйственной продукции. На реализацию такого

рода программ в 1997 г. на федеральном уровне было ассигновано

около 35 млрд. песо (примерно 4.5 млрд. долл.), 21% валового

продукта аграрного сектора (включая лесное хозяйство).

Обнадеживающими оказались два первых послекризисных года: в

1996 г. производство зерновых достигло рекордной отметки за

многие годы - 31 млн. т. В 1997 г. валовая продукция сельского

хозяйства выросла еще на 5.8%, торговый баланс аграрного

сектора впервые оказался положительным - 243 млн. долл. за

первые семь месяцев года.

   В сентябре 1997 г. президент Мексики Э. Седильо выступил на

сессии национального конгресса с изложением политики

правительства на период до 2000 г., срока окончания его

полномочий как главы государства. По расчетам

правительственных органов, темпы развития экономики должны

составлять в среднем не меньше 5% в год. Но и при таком темпе

роста, вследствие довольно быстрого увеличения народонаселения

(на 2.1% в год), стране потребуется около 20 лет для того,

чтобы удвоить средний подушевой доход. Для того же, чтобы

сократить этот срок хотя бы на пять лет, необходим ежегодный

прирост в темпах развития сверх указанного минимума на 1%.

Ключевая задача в этой связи - мобилизация внутренних

источников накопления. Их, по словам президента, необходимо

довести до 25% ВВП к 2000 г. Внешние источники должны лишь

дополнять внутренние.

   Было заявлено о том, что правительство и впредь намерено

придерживаться курса структурных преобразований в национальной

экономике с целью повышения ее эффективности, соблюдая при

этом фискальную и денежную дисциплину как непреложное условие

в борьбе с инфляцией.

   Однако в стратегию развития вносятся и существенные

коррективы. Большее значение придается ее социальной

составляющей, и в этом связи повышается роль государства как

гаранта реализации конституционного принципа социальной

справедливости. Ключевой проблемой в этой области является

создание новых рабочих мест с повышающейся оплатой труда.

   Еще одной неотложной задачей социальной политики президент

назвал развитие общего образования, доступного для всех слоев

населения, включая беднейшую его часть. За 1995-1997 гг. в

стране в рамках государственной программы развития образования

было построено 3600 новых школ, а их общее число возросло до

96 тыс. Контингент учащихся (дети в возрасте от 6 до 14 лет)

значительно увеличился.

   Акцент делается и на развитие высшего, особенно,

инженерно-технического образования. В 1994 г. в стране

насчитывалось семь государственных технологических

университетов, в 1997 г. их стало 24, к 2000 г. предполагается

довести это число до 42. Помимо этого в указанные годы было

открыто 24 новых института технологического профиля, всего же

в стране их стало 143.

   В целях развития общего образования, совершенствования

подготовки учителей, распространения научных и культурных

знаний создана специальная система телепередач, рассчитанная

на обслуживание 23 тыс. общеобразовательных школ.

   На финансирование различных социальных программ, включая

программы поддержки беднейших слоев населения, в 1997 г. было

выделено 56% ассигнований федерального бюджета против 31% в

1987 г. и 34% в 1977 г. Доля такого рода расходов в ВВП страны

возросла до 9 против 6.2% в 1987 г.

   Таким образом, преодолев еще один серьезный сбой развития,

Мексика, похоже, вступила в полосу умеренного экономического

подъема. Отдавая себе отчет в ошибках и просчетах прошлого,

правительство старается снизить степень внешней финансовой

зависимости, стимулировать инвестиционную деятельность за счет

внутренних сбережений. Политика реформ и экономического роста

стала теснее увязываться с решением комплекса таких острых

социальных проблем, как борьба с безработицей и бедностью,

развитие образования, подготовка кадров высшей квалификации.

Большее внимание уделяется также развитию систем социального

обеспечения и здравоохранения. Хотя Мексика, как и другие

латиноамериканские страны, не застрахована и в дальнейшем от

новых заминок в производстве и финансовой сфере, есть все

основания полагать, что динамизм развития ее экономики в общем

будет нарастать.