НЕРЕЗИДЕНТЫ НА РЫНКЕ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЦЕННЫХ БУМАГ

    Олег ВЬЮГИН, заместитель министра финансов РФ.
    После окончания МГУ им.М.В.Ломоносова в 1974г. работал в ряде научно-
исследовательских институтов. Кандидат физ. мат. наук. С 1989 г. -
заведующий отделом в Институте народнохозяйственного прогнозирования
Российской Академии Наук. С 1993 г. - руководитель департамента
макроэкономической политики Минфина России. В феврале 1996 г.
назначен заместителем Министра финансов Российской Федерации.
    Доходность вложений  в этот инструмент привлекает внешних
инвесторов.
    Иностранный капитал очень пуглив и чутко реагирует на сообщения о
здоровье Президента, и т.п. Единственным противоядием против
зависимости от притоков и оттоков иностранного капитала является
оздоровление государственных финансов, которое, во-первых, повысит
доверие иностранных инвесторов к российским государственным ценным
бумагам и предотвратит панические настроения, имевшие место в ходе
кризиса в ноябре 1997 года, и, во-вторых, уменьшит зависимость
бюджета от рынка ГКО-ОФЗ.
    Осенние события на мировых финансовых рынках заставили многие
развивающиеся рынки заново оценить роль нерезидентов, работающих с
долговыми инструментами, выраженными, в национальной валюте. В 1997
году на российский рынок корпоративных и государственных ценных бумаг
(ГЦБ) от нерезидентов поступило заявок на приобретение долговых
инструментов на сумму более 10 млрд.долларов США. В течение 1997 года
доля собственности нерезидентов в общем объеме ГКО-ОФЗ удерживалась
на уровне 25-27%. На корпоративном рынке этот показатель бьш и того
выше. Масштаб присутствия нерезидентов на рынке ГКО-ОФЗ регулировался
Банком России за счет ограничений на передвижение капитала и
регулирования доходности инвестиций нерезидентов в государственные
ценные бумаги. Кроме того, на некоторое время существовали квоты на
участие нерезидентов в первичных торгах ГКО-ОФЗ.
    Чтобы предотвратить резкое падение курса рубля в случае массового
вывода вложений нерезидентов из России, правила, регламентирующие
операции нерезидентов на рынке ГКО-ОФЗ, требовали обязательного
заключения форвардного контракта или опциона при конвертировании
выручки от операций с ГКО в иностранную валюту. В начале года
минимальный срок для форвардного контракта составлял 2 месяца, для
опциона - 4 месяца; в декабре форвардный контракт можно было
заключать на любую дату после 31 декабря 1997 года. Доходность
вложений регулировалась следующим образом: на определенную часть суммы
форвардного контракта (25% в сентябре 1997 года) банкконтрагент
должен был заключать обязательную компенсирующую сделку с Центральным
банком по курсу ЦБ, который обеспечивал определенную доходность
первоначальных вложений (9% в сентябре 1997 года). Доля от общей
суммы форвардного контракта и курс определялись Центральным банком.
Таким образом, доходность ГКО-ОФЗ для нерезидентов оказывалась ниже,
чем для резидентов.
    В то же время эта схема гарантировала участникам-нерезидентам
фиксированную доходность в валюте. Гарантированная доходность для
нерезидентов была постепенно снижена в течение 1997 года с 14% в
январе до 9% октябре. Тем не менее, вплоть до начала кризиса на
мировых финансовых рынках гарантированная доходность оставалась очень
привлекательной для нерезидентов по сравнению с доходностью по
облигациям правительств других стран со сходным уровнем риска.
    На стороне России фундаментальных экономических причин для какого-
либо серьезного изменения в уровне риска и уровне доверия российским
долговым инструментам не существовало. Однако эффект "заражения"
оказал сильное влияние на состояние рынка российских долговых
инструментов. Принято считать, что повышение доходности
государственных ценных бумаг в ноябре-декабре 1997 года было напрямую
связано с выводом нерезидентами в конце года определенной суммы
вложений в государственные и корпоративные ценные бумаги. Однако,
фактические данные свидетельствуют, что планы нерезидентов были не
амбициозными и реализованы лишь частично, а поведение российских
инвесторов качественно и даже количественно было похоже на поведение
иностранных инвесторов. Другими словами эффекту "заражения" оказались
подвержены в равной степени и резиденты и нерезиденты. Если бы
финансового кризиса на мировых рынках не было, то окончание 1997 года
для российского рынка ценных бумаг было бы вполне благополучным.
    Исходя из такого понимания ситуации строится политика по
регулированию участия нерезидентов на российском рынке ценных бумаг в
1998 году. Центральный банк Российской Федерации сохранит возможность
отслеживать операции нерезидентов на рынке ГКО-ОФЗ, поскольку в целях
мониторинга движения капиталов все операции нерезидентов будут
осуществляться через специальные счета типа "С". Однако ограничения на операции
нерезидентов на рынке ГКО-ОФЗ будут сняты. Наиболее важно, что
иностранные и российские участники рынка ГКО-ОФЗ будут уравнены в
правах. Иностранные участники смогут конвертировать выручку от
операций с ГКО-ОФЗ как на рынке наличной валюты, так и на рынке
срочных валютных контрактов. При этом риски, связанные с
контрагентом, переносятся на нерезидентов. Центральный банк не будет
заключать с банками-контрагентами ни обязательных,
ни добровольных компенсирующих сделок. Таким образом, у Центрального
банка уже не будет прямых инструментов воздействия на долю
нерезидентов в общем объеме ГКО-ОФЗ.